На главную

Новости
Храм вознесения
Святыни храма

Приходская жизнь
Церковь и армия
Воскресная школа

Фотогалерея
Вопрос батюшке
Контакты
080424 Проповедь в Великий Четверг - Воспоминание Тайной Вечери 24 апреля 2008г (о. Константин).

Великий Четверг.  Воспоминание Тайной Вечери.

      Дорогие братья и сестры!
      Сегодня двунадесятый праздник – Великий Четверг, воспоминание Тайной Вечери. Когда Господь предложил апостолам возлюбленным своим земной хлеб, который, освятив и преломив, возлил и дал ученикам ясти, говоря о том, что они вкушая и хлеб и вино на трапезе Пасхальной вкушают Его Плоть и Его Кровь, устанавливая тем самым самое великое и самое таинственное, что только есть на земле – величайшую тайну, единение Бога и человека через Таинство Евхаристии – Таинство Причастия. Перед Причастием каждый раз в Храме слышится – Святая святым.
Плоть Господа, всесовершенная преподается нам. Но тогда единение возможно, когда единое соединяется с единым, святое со святым.  Этот возглас напоминает нам о том страхе, с каким мы должны подходить к Чаше. Святая святым износится на амвон для причащения. А святы ли мы? Конечно же, не святыми до поры были и апостолы, простые рыбари из Галилеи. Они имели и заблуждения, и страсти, но Господь говорил им: «Не вы избрали Меня, а Я избрал вас». Те, кого Он избрал, соделал очищенными, как в сегодняшнем удивительном Евангелии, которое мы слышали за Божественной Литургией. Когда Господь, в смирении служа Своим ученикам, умывал им ноги, то апостол Петр вначале смущенный говорил, что «Нет, это мы должны умывать Тебе ноги.»  На что Господь сказал,- «если не умою тебе ноги, то не будешь иметь части со Мною». «Тогда и лицо и руки» - говорит апостол Петр. И вот тут Господь и замечает, что «чистые не нуждаются в измовении, только бы ноги омыть им, хотя не все из вас чистые».
      Словом Божьим, проповедью земной Своей жизни, Господь наполнил благодатью сердца апостолов, Он их воистину очистил. И простые сердца рыбаков, не ведающих знаний великих, не знающих Священного Писания, не читающих многих книг, оказались сильнее, благодатнее книжников, людей ученых, которые роптали, почему с простыми людьми ваш Учитель общается, ест и пьет, идет к грешникам. На что, Господь, читая  в сердцах их этот вопрос, отвечал, что не здравии, но болящие нуждаются во враче. И Врач был столь премудр и всесовершенен, что не только излечил, но освятил учеников Своих. Этот свет Его Слова, Его Истины, освящал всякого, кто был открыт к этой Истине. Кроме одного, того, кого мы чтим предателем, кого мы называем Иудой Искариота.
      Тайная Вечеря являет величайшую тайну общения Бога и человека, которое либо дарует человеку жизнь вечную, либо смерть. Сердцем очистилися все, не нуждались в измовении, токмо ноги, но и Иуде Господь умывал ноги. Тогда на Трапезе величайшей и тайной, были избранные Его ученики, но не было Честнейшей Херувим и Славнейшей без сравнения Серафим. Не было Богородицы. Господь как бы берег Ее от того поворотного момента, с которого начинается Его земное страдание.
      Предательство. Многие святые отцы считают, что не так страшны боли, которые в ужасе созерцали окружающие, какие Господь принимал на себя в виде язв, и заушений, и  поношений, и избиений, не так они страшны и болезненны, как болезненно сердцу человеческому предательство. И Господь берег Богородицу от созерцания этой тайны: возвышения одних к жизни вечной, и падения того, кто не принял благодать и свет в свое сердце, кто не имел веры во Спасителя. Потому что, только не имея веры, а, имея веру в человека, в сонм архиереев, властителей мира сего, считая их выше своего Божественного Учителя, можно пойти не предательство. Богородица не была этому свидетелем. Хотя как  бы не были свидетелями этому и сами апостолы. Господь как бы закрыл им глаза. Он говорил им прямым текстом, что «один из вас предаст Меня». Но кто? «Я ли, я ли, я ли» – говорили апостолы. И Господь отвечал – «тот, кто опустил со Мной руку в солило» - в солоницу, где находится соль. Но глаза апостолов закрыты, много рук тянулось к этой соли. Кто же он, так никто и не понял. «Не я ли?» - вопрошал Иуда в хоре. «Ты» – отвечал ему Господь. И никто этого не услышал. Очи были закрыты от предательства. Но предатель созревал к своему предательству. Это был не порыв, не мгновение, к этому он шел долго, ропща, не приемля многого из того, что видел и слышал. Он считал, что Царь Иудейский должен быть властелином в Иерусалиме мира сего, освободить иудеев от рабства римского, возглавить воинство, освободить от иноплеменников Святую Землю. А видел странника, путника, пророка, который трости не переломил, только смоковницу иссушил. Его разум противится, его сердце ропщет. Он преисполнен негодования. И плод этого негодования и неверия созревал медленно, как медленно, собственно, созревали и апостолы к Царствию Божьему. Не мгновением, не волшебством они стали великими учителями вселенной, а, размышляя, приемля, рассуждая в себе, а что не способны принять разумом, принимая сердцем и верой, они становились пресвященными, настолько укрепляясь в чистоте, что действительно – святая святым.  Господь на Тайной Вечери их удостоил единения не только со Своим Словом, но и со Своей Плотью. Эту же тайну переживаем сегодня и мы с вами.
       В недрах каждого из нас есть и заблуждения, есть и немощи, и слабости, и прегрешения. Что произрастет быстрее? Одно обязательно заглушает другое. Что в нашем сердце произойдет при встрече с Господом? Многое нам не ведомо и наши очи закрыты. Но вспомним двух путников идущих во Эммаус. После Голгофы, после Воскресения, потрясенные они шли в Эммаус и сами в себе рассуждали о происшедшем, пока, вдруг, не увидели третьего, идущего с ними и вопрошающего:
- О чем говорите вы таком?
- Ты ли, пришлец, не знаешь, что произошло в Иерусалиме?
- А что?
И они наперебой рассказывали Ему, о том, что произошло во Святом граде Иерусалиме. Как великий Учитель, которого всегда почитали пророком, пострадал, был роспят и воскрес. И они в Нем, в этом попутчике своем, не увидели Спасителя, хотя именно Он споспешествовал им. И только преломляя хлеб на трапезе, когда они уже в Эммаусе остановились и предлагали Ему дальше не идти, а, отдохнуть и вкусить трапезу, Он преломил хлеб, дал им ясти, и они тут же пресвященные, уже духовными очами увидели что это и есть Спаситель. Они увидели и не увидели Его больше, потому что исчез Он.
      Так и нам, братья и сестры, надлежит подходить к Чаше, где лежит преломленный хлеб, освященный Спасителем, преложившийся в Таинстве Евхаристии в Кровь и Тело. Господь щадит нашу немощь. Он не дает нам не по силам. Причащает нас Своей Плоти в удобоприятном для нас виде. Окровавленное мясо вряд ли бы кто смог с благоговением и радостью принять. Этот преломленный хлеб, ставший Плотью Господа, соединяясь с нами отверзает нам очи, но очи сердечные. Потому что Господь так сотворяет эту тайну, так утвердил эту Тайную Вечерю, чтобы оставить место нашей вере. Потому, что без этого доверия и веры Причастие не состоится. А без веры очень легко тому негодному, плохому, греховному, что есть в нас, в сомнениях, в страстях, в гордыни, произрасти как сорняку и заглушить пшеницу. Необходима вера, чтобы состоялось Причастие. И поэтому Господь вере оставляет место, когда мы подходим к Чаше и причащаемся такой величайшей благодати, какой более на земле нет. Ведь и малейшая крупица этой святыни дороже всей Вселенной, дороже тварного мира. И это проявление милости и любви Бога к нам. 
      Господь грядет на вольную страсть. Он грядет вольно, он об этом многажды предупреждает Своих учеников, чтобы они знали, что не обстоятельствами уловлен Он в руки озверевших негодующих людей, а идет на это свободно и вольно. Желающий вольно исполнить волю Бога Отца Своего. Хотя по немощи человеческой, имея такую же плоть как и мы, предвкушая болезни страдания и боли, молит о том, чтобы чаша сия миновала. И раз и два и три. Вначале просит о том, чтобы чаша сия не была испита им, а дальше – если это угодно тебе Господи, а дальше – да будет все по воле Твоей. Вот так во внутреннем напряжении,  в молитве до кровавого пота,  Господь подвигал Себя, стремясь в то грядущее, которое должно произойти, дабы спасти нас. Дабы мы, уповающие на милосердие Божие, не усомнились в Его праведном законе. Господь милосерд, но и йота закона не прейдет. И каждый грех, каждый поступок должен быть адекватно наказан. Но наказание, как бы собирая наши немощи и прегрешения на Себя, давая людям облегчение и исцеление от болезней телесных и духовных, взял на Себя Господь. Он не просто даровал людям очищение и исцеление, но взамен забирал все проступки, все грехи, следствием которых и были эти болезни, следствием которых и были тяжесть и несчастье, от первого человека Адама до тех, кто созерцал Господа воочию.  Он не просто облегчал им страдания и исцелял, а Он забирал их немощи на Себя, давал им очищение и чистоту, забирая грех и грязь на Себя, чтобы Собою распять их, чтобы это пригвоздить, чтобы Собою умертвить и Своею кровью искупить нас, являя тем самым спасение и торжество Жизни над смертью. Чтобы это было не только для тех, кто воочию видел Господа, Господь и говорит: «Творите сие в Мое воспоминание», влагая в это удивительное милосердие, не только нам воспоминать Тайную Вечерю, а быть участниками этой вечери. Мы, каждый сейчас как апостолы, с открытым сердцем, с верой и доверием к тому, что происходит таинственно в  алтаре, приступаем к этой Вечери. Она поминается на каждой службе молитвою «Вечери Твоея Тайная днесь Сыне Божий причастника мя прими, ни бо врагом Твоим тайну повем, ни лобзанья Ти дам яко Иуда, но яко разбойник исповедую Тя, помяни мя Господи во Царствии Твоем». На каждой Литургии, перед каждым Причастием, читается эта удивительная молитва, но сегодня в Великий Четверг она имеет особенную силу, особенный смысл, потому что сегодня мы не только воспоминаем, а реально являемся участниками этой Тайной Вечери, где Господь Себя на смерть придает.  Где, не имеющий ограничения как Божество, как некогда пять тысяч пятью хлебами насытивший, так и сейчас, Агнцем, претворившимся в Плоть Господню,  вином, которое стало Его Кровью, претворяет в Жизнь Вечную не только двенадцать человек, простите, одиннадцать, но и всех нас, находящихся в Храме. Единственно что, должен быть страх, а не оказаться бы вот тем, который устами прикасаясь к Спасителю на Тайной Вечери, затем теми же устами обозначает свое предательство, лобзанием, целованием, указывая в темноте кого схватить. Символ любви стал орудием ненависти.
      В духовной нашей жизни христианской, все определяется именно любовью. Бог есть Любовь. И любовь, если она долготерпит, не ищет своего, всему радуется, ищет Господа, который есть Любовь всесовершенная, то по любви понесется любое испытание, любое лишение, если любви не будет появится томление, раздражение, а за ним, может быть, и ненависть, и даже символом любви предается любовь на попрание, на распятие. Пускай не только радость, но и страх, страх оказаться таким, будет у нас в этот великий день, потому что если человек без веры приступает к Чаше, он вкушает не жизнь, а вкушает  смерть. Иуда не смог жить. Никто его не казнил,  никто его не побивал камнями. Он даже не видел апостолов, которые могли бы ему с осуждением ему в глаза посмотреть. Его казнила его совесть. Он не смог жить. Он вкусил смерть. Страшна его участь. Хотя ее свободно избрал он сам. Предопределен не предатель, предопределено предательство, а через кого оно придет Господь говорит «горе тому, лучше бы ему не родиться».  
      Мы рождены в жизнь вечную через таинство Крещения. Господь зная наши силы умножает их через Таинство Причащения. Он с нами здесь, чтобы быть с нами там. И в этом величайшее торжество Его правды и Его любви. У каждого свой, неповторимый, особенный путь к этой любви, к этой святости, к которой призывает нас Господь, чтобы не только здесь, но и в Вечности мы услышали «Святая святым».
                                        24 апреля 2008 г.

Скачать mp3 версию проповеди


Вернуться к оглавлению


{Новости} {Храм Вознесения} {Святыни храма}
{Приходская жизнь} {Церковь и армия} {Фотогалерея}
{Воскресная школа} {Вопрос батюшке} {Контакты}

Электронная почта: info@voznesenie.ru
О проекте
SpyLOG   Общество святой равноапостольной Ольги